Откровенно о «эстонской» набережной

Сообщим всем!
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

На днях интернет-издание «ТАЙМЕР» взяло интервью у депутата Затокского поселкового совета Богдана Шевчука, бывшего друга и партнера одесского адвоката Александра Погорелого по строительству набережной. Напомним, именно фирма Шевчука «Голденсан» в 2015 году осуществляла застройку первого километра так называемой «эстонской» набережной. В последствии их пути разошлись, депутат был объявлен в розыск, а после угодил в СИЗО, где провел полгода.

14 декабря Шевчук внёс 640 тысяч гривен залога и вышел на свободу.

Публикуем его интервью о сложившейся ситуации в Затоке — предысторию конфликта с эстонским инвестором, а также детали уголовного производства, в рамках которого депутата и мэра Затоки Василия Звягинцева подозревают в расхищении земли.

— За последнее время в Затоке произошло много громких событий — скандальные аресты, захваты админзданий, уничтожение баз отдыха и т.д. Как вы расцениваете происходящее в столь небольшом курортном посёлке?

— Сегодня в Затоке происходит не противостояние двух кланов (мэра Василия Звягинцева и представителя инвестора, одесского адвоката Александра Погорелого, — ред.), как пишут СМИ, а захват власти коммерческо–бандитской структурой, возглавляемой Погореловым.

— С чего всё началось?

— Всё началось с 2010 года, когда Погорелый со своей командой был направлен в Затоку. Перед ним стояла задача вместе с Партией регионов провести выборы — убрать мэра Затоки Надежду Ярцеву, которая 20 лет была «у руля» и привести к мэрству Василия Звягинцева. В то время и я стал депутатом поселкового совета.

— Уточните, кто направил Александра Погорелого в Затоку?

— Это был на то время действующий губернатор Одесской области Эдуард Матвийчук, какой–то депутат Верховной Рады и ещё один человек, имя которого я пока называть не буду. Но уже в 2011 году Погорелова отозвали и вывели из Затоки.

1116
Одесский адвокат Александр Погорелый

— Почему?

— Он решил внедрить в посёлке высокие технологии, неоднократно говорил, что сделает из Затоки Монако. Соответственно, и требования предполагались как к серьёзному курорту. Они вместе с помощником Вячеславом Нестеренко прикинули, что за сезон сюда приезжает значительное количество туристов, многие ведут бизнес. В итоге они решили «обилечивать» предпринимателей.

— Каким образом это происходило?

— Встречались с предпринимателями и предлагали им невыносимые условия для ведения бизнеса. И человек либо оставался в Затоке и обязывался платить, либо его выгоняли. Для этого привлекали и бандитов, и милицию. Понятно, что милиция участвовала вслепую, так как торговая деятельность вообще запрещена законом на пляже. В итоге, Погорелый показал себя с негативной стороны. Многие им были недовольны — даже те, кто его сюда поставил. После того, как он ушёл из Затоки для предпринимателей в посёлке наладилась нормальная, размеренная жизнь.

— Со временем Александр Погорелый всё же вернулся в Затоку как представитель эстонского инвестора Марселя Вихмана, готового вложить средства для строительства 12-километровой набережной…

— В начале 2014 года Погорелый был приглашён для оказания юридической помощи поселковому совету. Власть имущие и сильные мира сего всегда пытались войти в Затоку и установить свои правила. Какой–то период нас преследовали разные структуры, депутаты ВР пытались нас контролировать. Но мы, депутаты местного совета, сами решаем, какую политику вести. Поэтому мы обратились к Погорелому и попросили его, чтобы он нам как адвокат помог отбиться от этих нападок. Позже Погорелый сообщил, что у него есть инвестор, который готов привести в Затоку свои инвестиции. Адвокат показал проекты, которые вполне мне понравились.

— То есть ранее вы сотрудничали с Александром Погорелым?

— Да, я один из депутатов прошлой каденции, который был в нормальных отношениях с ним. Я видел в Погорелом положительное зерно: человек проявлял деловые качества. Это ценно. Я привёл его к депутатам, и он представил проект набережной, сообщил об инвесторе. Депутатский корпус одобрил проект. Лично мне была интересна эта набережная потому, что мой курортный объект примыкает к ней. До её появления не было сообщения с центральной аллеей. То есть люди не могли ко мне прийти, у меня была плохая работа, и я был заинтересован в том, чтобы построили эту набережную. Я всячески поощрял проект, так как понимал, что чем больше людей приедет в Затоку, тем лучше. Погорелый показывал Марселю финансовый план, в котором было указано, что набережная должна была приносить около двух миллионов долларов в сезон.

— Как решили воплощать проект в реальность?

— Для начала строительства нам необходимо было разрешение. Но долгая бюрократическая процедура затянула бы этот процесс, вследствие чего мы могли потерять инвестора. Поэтому мы пошли гибко, но в рамках закона — по пути благоустройства. Как известно, строительство первого километра набережной было оформлено как проект благоустройства. Разрешение на выполнение этих работ было дано фирме «Голден Сан», директором которой я являюсь. Поскольку у «Голден Сана» серьёзного капитала нет, мы заключили договор подряда с фирмой «Литус Марис», которая на сегодня является арендатором набережной.

Справка: Решением хозяйственного суда Одесской области от 1 марта и Одесского апелляционного хозяйственного суда от 11 июля 2016 года, кипрскому офшорному предприятию «Литус Марис», основным учредителем которого является гражданка островного государства Мария Попадаки, были переданы в аренду на 49 лет 12 километров набережной Затоки.

%d0%b7%d0%b0%d1%82%d0%be%d0%ba%d0%b0-%d0%bd%d0%b0%d0%b1%d0%b5%d1%80%d0%b5%d0%b6%d0%bd%d0%b0%d1%8f-%d1%81%d0%b0%d0%b0%d0%ba%d0%b0%d1%88%d0%b2%d0%b8%d0%bb%d0%b8-9
Набережная «инвестора» в Затоке

— Для строительства первого километра набережной в Затоке привлекались инвестиции?

— Инвестиции как таковые от Марселя Вихмана не заходили. Использовались деньги, которые уже были в стране. Я не знаю точного их происхождения. Насколько мне известно, они брались из каких-то других проектов Вихмана в Украине. Именно за счёт этих денег строилась набережная. Произошла подмена понятий. Когда заходят инвестиционные деньги, то государство их видит, и платятся налоги. По сути, набережная была построена за чёрный нал. «Литус Марис» — эта уже, по сути, третья рука от реального собственника этой набережной. Это далеко не европейская компания. Это делается для того, чтобы уйти от налогов, от возможного «отжатия» в случае изменения власти.

— Почему вы перестали сотрудничать с Погорелым? Когда это произошло?

— После того, как построили набережную, Погорелый проявил себя во всей красе. Поскольку я был его соратником, он поручил мне и на тот момент юристу Наталье Вернигоре (в настоящее время она является депутатом поссовета и позиционирует себя секретарём) собирать с местных предпринимателей деньги за разрешение вести бизнес на новой набережной. Собирать деньги — это вымогать деньги. Соответственно, таким образом, вновь создавались бы сложные условия для людей — либо платить, либо уходить. Чтобы поставить прокат водного транспорта (два гидромотоцикла, лодку, парашют) нужно было заплатить 10 тысяч долларов, за батут – 500 долларов, водную горку – 5 тысяч долларов. Эти деньги люди за три года зарабатывают, а он хотел за один раз. В итоге я отказался этим заниматься, работу с предпринимателями вела Вернигора. На этой почве возникали ссоры, и я перестал сотрудничать с Погорелым. Это был 2015 год.

— Как на это отреагировал одесский адвокат?

— На октябрь 2015 года были намечены выборы в местные советы. Погорелый заявил, что будет заводить свою команду в поселковый совет для поддержки. Он провёл в депутаты тех, кто ему сейчас активно помогает — Владимира Серцевича, Сергея Белграда и Наталью Вернигору. В этот период мы уже не дружили и не общались. После выборов Погорелый сказал, что всех посадит в тюрьму.

— Почему? Вы представляли для него какую-то угрозу?

— Для реализации и управления проектом ему нужен был админресурс — поселковый совет. Но депутаты его не поддерживали, так как фактически произошёл захват пляжа. В договоре аренды с «Литус Марис» прописано, что они имеют право заложить эту землю и взять кредиты, передать другому лицу в пользование. Погорелый мне говорил, что если ничего не получится, то он вовсе продаст этот проект. Я много знаю о его делах, это ему невыгодно. Звягинцев ему не нужен потому, что он тоже против захвата набережной. Тогда и началась активизация уголовного дела по земельным участкам, из–за которого я и Василий Звягинцев оказались в СИЗО.

— Расскажите подробнее об этом деле — кто фигуранты и в чём вас обвиняют?

— Дело было открыто в 2014 году по заявлению предприятия «Укрстройинвест», которое арендует 34 гектара земли в Лиманском районе Затоки. Я, на то время был председателем земельной комиссии, а также Василий Звягинцев и на то время секретарь поссовета Сергей Кулик, который сейчас находится в розыске, обвиняемся в злоупотреблении служебным положением (ст.364 УК Украины). Потерпевшие по делу — поселковый совет Затоки и предприятие «Укрстройинвест».

Предыстория такова: в ходе предвыборной работы депутаты VI каденции (2010-2015 годы) обещали своим избирателям выделить земельные участки. Мы предложили на то время гендиректору «Укрстройинвеста» Константину Дехтяренко заключить с поссоветом своего рода сделку — передать отдалённую от моря часть арендуемого им участка размером 7 гектаров людям, а взамен получить 4 гектара земли возле моря (первая полоса). Дехтяренко отказался от этого варианта. В итоге мы всё равно отвели людям землю на первой полосе — вышло 66 земельных участков общей площадью порядка 4 гектаров. Но в «Укрстройинвесте» посчитали наше решение незаконным и решили его оспорить в суде. Всё дело в том, что когда–то при мэре Ярцевой «Укрстройинвест» обращался в поссовет с просьбой передать эти 4 гектара первой полосы им в аренду, но было отказано. Несмотря на это, «Укрстройинвест» продолжает претендовать на этот участок. Кроме этого, Звягинцева дополнительно обвиняют в невыполнении постановления Белгород–Днестровского суда, которое запрещало принимать решение по поводу отвода обсуждаемого земельного участка. Но юридически постановление невозможно было исполнить, так как в нём не были указаны ни кадастровый номер участка, ни точная площадь.

Справка: Учредителями ООО «Укрстройинвест» являются Андрей Никулин и кипрская компания «Ди Эс Эр Доминатио Инвестментс Лимитед», бенефициарными собственниками которой числятся член исполкома Ильичёвского горсовета Андрей Никулин и Кристалла Киркилари из Сиднея. Директор фирмы — Александр Дромашко. Один из бывших соучредителей ООО «Укрстройинвест» — Константин Дехтяренко (в своё время депутат Одесского горсовета).

— Что сейчас с этой землёй?

— Сейчас эта земля отведена людям, они получили госакты. Да, были суды, но люди выиграли все дела вплоть до Верховного суда. Если в этом деле суд решит, что мы виновны, то наше решение о землеотводе будет отменено, а в будущем «Укрстройинвест» заберёт эту землю.

14135286848533
Земельные участки перед комплексом «Укрстройинвест»

— 15 января 2016 года Василия Звягинцева арестовали и увезли в СИЗО. Где вы были в это время?

— До этого времени я решил поехать в турне по Украине, так как 16 января у меня день рождения. Уехал и, по сути, не знал, что происходило. Вернулся 29 мая и увидел, что меня объявили в розыск.

— Активизацию этого уголовного дела вы связываете с Александром Погорелым?

— В период с 2014 до 2015 года прошли несколько обысков, были изъяты некоторые документы и всё. Все понимали, что в этом деле нет перспективы. Уверен, что экс-прокурор Одесской области Давид Сакварелиде подписал уведомление о подозрении, не глядя, на фоне общей волны популизма Михаила Саакашвили. Я обратился за помощью против политического преследования «грузинской командой» к общественнику Марку Гордиенко. Он заверил меня, что всё будет нормально, и мы вместе пошли к областному прокурору. Дело по мне должны были закрыть, так как субъектом преступления, предусмотренного ст. 364 Уголовного кодекса может быть лишь служебное или должностное лицо. Я не субъект преступления, так как депутат не является ни должностным, ни служебным лицом. Но дело не закрыто, и я вижу в этом заинтересованность Погорелого. Я пришёл к прокурору, он сказал, что меня допросят, проведут по делу как свидетеля. На следующий день позвонил прокурор и попросил приехать для дополнительного допроса. Я приехал и меня задержали.

Для рассмотрения дела был избран Киевский суд. Это незаконно, так как дело должно рассматриваться в том суде, где якобы совершено преступление — в Белгород–Днестровском суде. То есть меня специально «затащили» в этот Киевский суд. Судья Киевского районного суда Юлия Федулеева как правило помогает прокурорам в тех делах, которые они не дорабатывают. Судья начинает нивелировать и выводить то, что нужно. 17 августа апелляционный суд определил, что дело должно рассматриваться в Белгороде–Днестровском. 18 августа Киевский суд получил постановление Апелляционного суда. Вместо того чтобы передать дело, 22 августа Киевский суд вновь продлил мне и Василию Звягинцеву срок содержания под стражей на два месяца. Дело перешло в Белгород–Днестровский к судье Анисимовой, которая, по нашей информации, получила взятку. В конце октября, когда Звягинцев находился в Измаиле и по состоянию здоровья не мог приехать в суд, Анисимова провела заседание без него и незаконно продлила срок содержания под стражей.

mqdefault
Депутат Богдан Шевчук под стражей

— Каковы перспективы дела?

— По этому делу мы обратились в Европейский суд по правам человека — начато производство. Я уверен, что мы выиграем и докажем, что нас незаконно задержали. Но по факту мы 4 месяца незаконно находились в СИЗО и это всё организовал Погорелый.

— Каковы взаимоотношения между Погорелым и Вихманом? Доверяет ли инвестор одесскому адвокату?

— Погорелый врал Вихману. Я неоднократно слышал его разговоры с Марселем по телефону, во время которых он сообщал информацию заведомо неправдивую. Например, ещё до выборов говорил, что на административные расходы нужны 100 тысяч долларов. Но, фактически, этих платежей не было. Ещё пример: по результатам работы первого километра набережной приезжал финансовый директор Вихмана Тонно Вакх. Заблаговременно Погорелый попросил меня и ещё одного депутата сказать Вакху, что все работы прошли нормально. Хотя на самом деле работа была провалена — набережная сработала в минус. Строительство одного километра набережной обошлось в 400 тысяч долларов, Погорелый указал, что в полтора миллиона. Куда эти деньги ушли, я не знаю, хотя за это время он купил две машины и квартиру. Некоторые помощники Погорелого знали, что он обманывает Вихмана и пытались выйти на инвестора. Но Марсель доверяет Погорелому. В настоящее время они ведут другие совместные проекты.

— В настоящее время инвестор принимает участие в реализации проекта по набережной?

— Никто не знает.

— Чем планируете заниматься в ближайшее время?

— Активно защищать интересы громады, всеми доступными методами противостоять рейдерскому захвату пляжей Погореловым.

3 Комментарии

    • так его никто не заставлял подписывать, его Погорелый на бабки Вихмана через суд узаконил! Потратил на три суда сто штук — и без поссовета узаконили. А потом прошм..вка Вернигора признала его в суде.

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.